Элизабет Гилберт
Происхождение всех вещей
Я очень долго не проникалась идеей читать эту книгу, даже тогда, когда дарила ее в подарок, потому что в моем анамнезе не было еще «Ешь. Молись. Люби». И даже после ее появления там преследовал страх, что вдруг на меня из-за хорошей аннотации выпрыгнет что-то подобное самой продаваемой книге Гилберт, какой бы классной она не была, но все-таки слегка попахивающей книжками по саморазвитию. И когда я все же рискнула и прикупила ее на полку (а все эта прекрасная обложка) к превеликому счастью страхи не оправдались, потому что внутри очень внезапно оказался очередной ладно скроенный неовикторианский роман, где все как я люблю.

Сюжет вертится вокруг девочки, девушки, а потом и женщины Альмы Уиттакер, которая выросла в викторианском раю – роскошном поместье на берегу реки в Филадельфии, где много-много акров лесов, полян, теплиц с диковинными растениями (потому что папа и мама ботаники) и главенствует над этим конечно же гигантский особняк. Помимо поместья ее жизнь определили суровая и очень образованная мать-голландка, которая с подозрением относилась к невинным забавам, презирала глупости и мерзости навроде чая (только кофе!) и дешевых слуг, и считала, что послушание должно быть нормой, и награждать тут нечего. Эксцентричный, вспыльчивый, охочий до интеллектуальных сборищ за ужином отец, в бывшем путешественник и всю свою жизнь ловкий делец. Тихая, жертвующая всем красавица-сестра, на фоне которой широкоплечая, высокая, рыжая некрасивая Альма чувствовала себя еще некрасивее. Большая и конечно же тоже по-голландски суровая домоправительница Ханнеке де Гроот, держащая под своей до самой смерти твердой рукой огромное хозяйство на несколько акров и знающая миллион историй для испуганной от кошмаров девицы. Немного сумасшедшая лучшая подруга, которой удавалось делать невыполнимое – объединять таких разных сестер. Муж, который так и не лишил ее девственности, но оставил с разбитым сердцем. Еще там по сюжету мелькают важные персонажи в лице двух таитянских миссионеров, пяти таитянских мальчишек-разбойников, одной таитянской собаки Роджера и нескольких таитянских женщин, большой амстердамской семьи ван Девендеров во главе с дядюшкой Дисом и одного английского ученого, поддерживающего теорию Дарвина.

Как и полагается неовикторианскому роману тут есть и увлечение стремительно развивающейся наукой, расписанное с такой любовью, что проникаешься этой атмосферой нового и поразительного, когда люди только совершали прорывы во всех научных сферах. Есть и капелька феминизма, достаточно уместная в условиях, когда женщин-ученых (а Альма стала уважаемой женщиной-ученой) было на пересчет. Есть обильное описание бытовых мелочей того времени, окружающих героев, которые как многочисленные петли создают роскошное полотно жизни с конца XVIII до конца XIX века. Когда зацепился за первые остановиться уже невозможно и читаешь до конца, пока не пройдешь по всем без остатка.

Возможно этот роман и не из тех, кто купается в премиях, потому что не откроет все экзистенциональные тайны, и не из тех, кто купается в коммерческом успехе, потому что не откроет вам список вещей, которые вы должны сделать, чтобы непременно прийти к успеху в рабочей и личной жизни. Но зато он точно скрасит вечерок и научит, что даже если тебя не захотели в брачную ночь и вообще жизнь полна разочарований, это не повод опускать руки и прозябать дома в жалости к себе, а повод собрать чемодан и отправиться в путешествие.
Made on
Tilda