Хелен Саймонсон
Последний бой майора Петтигрю
Абсолютно идеальная книга для любителей всего британского и британцев. И еще идеальная книга, если скучно читать такие собрания сочинений, как «Путеводитель по англичанам», и выпустившийся из университета мозг противится воспринимать материал в виде фактов, однако про эту прекрасную нацию все равно знать хочется. Тут вам может и не расскажут в каком году был Дюнкерк и почему он так важен для понимания образа настоящего подданного английских королей, но зато в полной мере, чрезвычайно трогательно и самоиронично, так, как это умеют только жители туманного Альбиона, представят характеры и привычки самых что ни на есть англичанистых англичан. И все это на фоне сложных, но важных тем отцов и детей, межнациональных браков, ранней случайной беременности, потери зеленых земель из-за жадности строителей, которым лишь бы продать подороже и плевать они хотели на самобытность английской деревни, современной озабоченности деньгами, и т.д, и т.п. Так что есть над чем поразмыслить и получить удовольствие, даже если британская актерская коммуналка не огонь ваших чресел.

В одно не очень прекрасное утро майор (ни в коем случае не мистер!) Петтигрю узнает о смерти брата и по случайности знакомится поближе с владелицей магазинчика миссис Али. Пока он пытается переосмыслить свои отношения с покойным родственником, воссоединить и спасти от продажи семейную реликвию – пару ружей, которые его отцу подарил индийский магараджа за спасение жены, понять, что же и где же не так он сделал в воспитании сына, при этом еще и не скомпрометировать себя в своих глазах и не только, к нему незаметно подкрадывается любовь. Подкрадывается в уютном молчании и неспешных разговорах в парке, в воскресном чтении Киплинга, в помощи устроения судьбы одной юной девушки и ее маленького сына и в спасении жизни одного горячего юноши.

Книга прекрасна не только тем, что подскажет вам, что если ваш родитель за 60 вдруг вздумал упасть в любовь, то почему бы и не – седина еще не значит, что пора в могилу или в дом престарелых (и не известно, что хуже). Книга еще может стать яркой иллюстрацией английской деревушки со всеми прилагающимися к ней стереотипами, которые обладают таким непреодолимым шармом, что хочется хоть завтра переехать туда на пмж, прихватив с собой все тома Диккенса для поздних вечерочков перед камином с полкой с английским фарфором. Тут вам и подразорившийся лорд, сдавший свой дом под школу, потому что на что-то же надо ездить в Венецию, и гольф-клуб, где сугубо мужское и самое достойное общество и куда не пускают через главные двери неположенных людей, и ежегодный маскарадный бал, устраиваемый неуемными дамами деревни, которые как непобедимые крейсеры курсируют по улочкам с подстриженными зелеными изгородями и каменным домам под знаменем своего непреложного мнения, и выкинутая в окно рождественская индейка, которую все же удалось спасти, пусть и потеряв одно крыло, и английская погода с ее дождями и туманами и утренними прогулками по полям среди мягких, шерстяных овечек, и охота на уток в шерстяных гетрах и кепи в компании шотландского лэнд-лорда.

Как и полагается истинным англичанам – страсти там бурлят под твердой прохладной корочкой правил поведения, иголки оскорблений втыкаются с поистине идеальной вежливостью, а язвительные шутки выражаются с видом, как будто обещают затяжные дожди. Но настоящая дружба там заводится самая честная и преданная, а настоящая любовь осуществляется как нечто самое ценное в жизни. Потому что под маской уважительной сдержанности и накопившегося жизненного опыта прячутся большие сердца и честь, стойкости которых можно только завидовать.
Made on
Tilda